А буденный все снится и снится



«Мумия-3»: а Буденный все снится, и снится, и снится!

Семь лет бравый охотник за артефактами Рик О’Коннел почивал на лаврах, но сегодня его покой нарушен:: на экраны кинотеатров вышла третья часть индианоджоновского фильма-побратима «Мумия 3: гробница императора-дракона». Вновь с востока наползает ожившее зло, и приходится Рику браться за оружие, скакать, прыгать, стрелять и сражаться, покуда кассовый провал не разлучит нас.

«Изрубил всю квартиру в капусту,
Не ушли ни балконы, ни люстры,
Силы нету остановиться,
А Буденный все снится, и снится, и снится. »

(с) КВН «Уральские пельмени»

Как стало известно вашему покорному слуге незадолго до похода на «Мумию-3», режиссер сего фильма Роб Коен учился некогда на археолога, так что в своем новом творении, он, видимо, хотел блеснуть полученными знаниями перед носом у изумленного такой образованностью зрителя. Ан, нет. Не вышел фокус. Точнее, вышел, да наоборот.

В основу сюжета нового приключения Рика О’Коннела легла история легендарного императора династии Цинь — Цинь Ши Хуан Ди (что в буквальном переводе означает «император-основоположник [династии] Цинь»). Этот самый Ши Хуан в 221 г. до нашей эры объединил разрозненный до этого времени Китай, а потом построил Великую китайскую стену. Заодно он построил себе огромный некрополь, охранять покой императора в котором должны были 10 тысяч терракотовых воинов (то есть статуй, сделанных из обожженной неглазурованной глины).

Только вот императора в новом фильме про мумию почему-то зовут Хан, и тут подозрение падает на первого императора династии Хан — Лю Бана (известного также, как император Гао), который тоже поучаствовал в строительстве Великой китайской стены, но захоронен усыпальнице императора Цинь не был, и вообще слыл гуманным и не жестоким. Таким образом, видимо, Роб Коен отдал дань Стивену Соммерсу, режиссеру первой части «Мумии», исказившему до неузнаваемости личность древнеегипетского жреца Имхотепа.

По сюжету фильма чета О’Коннелов после победы со счетом 2:0 над вышеупомянутым жрецом обосновалась в собственном особняке (драки с Имхотепом оказались довольно прибыльными), где супруги дали друг другу обещание ни при каких обстоятельствах не ввязываться больше в подобные истории. Однако жизнь без приключений через несколько лет утомила Рика и Эвелин больше, чем они рассчитывали, так что, когда старый знакомый семьи Роджер Вилсон предлагает им перевезти в Китай отнятый США в сороковых годах, а теперь попадающий под закон о реституции артефакт, чета с радостью соглашается. Они еще не знают, что тот же самый Вилсон спонсирует поиски Терракотового воинства (и, следовательно, усыпальницы императора Цинь), руководит которыми сбежавший из престижного университета сын Рика и Эвелин, Алекс. А дальше начинается такая интрига, только успевай зевать!

С момента наступления в американском кинематографе Эпохи хороших спецэффектов мы, зрители, каждый год отмечаем все более красочные, завораживающие и реалистичные сцены, нарисованные художником на компьютере. И с каждым годом формула «дорогие спецэффекты + большой бюджет = качественный фильм» утверждается в головах американских (и не очень) режиссеров все крепче и крепче. Иначе чем можно объяснить появление у Роба Коена, известного своим пронзительным «Сердцем Дракона», этого дорогого попкорн-муви (то есть фильма, на просмотр которого попкорн брать не надо: он льется на зрителей с экрана все полтора часа)?

В рамках аттракциона вас ждет перешедший почти без изменений из предыдущих частей основной актерский состав, минус Рэйчел Уэйс, которая, судя по всему, не была связана стандартным теперь контрактом на три части минимум. Плюс новое лицо Алекса О’Коннела, которого играет Люк Форд, пока ничем себя особым не зарекомендовавший. Чем продюсерам не угодил Фредди Боат (игравший Алекса во второй «Мумии») — не известно: с 2001 года он успел достаточно вырасти, и мог бы сыграть Алекса и здесь.

Юмор в третьей части фильма можно охарактеризовать, как типовой, местами даже анекдотический. Фрейзер выдает на-гора дюжину фирменных ухмылок (чем местами напоминает Уилла Смита в «Хэнкоке»), да запомнились гималайские йети («А что делать с йети? — Мыть почаще»), раздающие пинки под зад китайским солдатам (это, видимо, и стало причиной запрета наложенного на прокат «Мумии-3» в Китае).

Появление в фильме, сюжет которого развивается в Китае, азиатских звезд — Джета Ли, Мишель Йео и Рассела Вонга (он играл с Джетом Ли в фильме «Ромео должен умереть») было само собой разумеющимся. Только вот развернуться им толком не дали: всего один поединок на мечах (между собой, а не с Фрейзером!), да и тот неоправданно короткий.

Стоит отметить, что с Джетом Ли в «Мумии-3» связана пара «пасхалок»: во-первых, его персонаж второй раз за год оказывается обращенным в неподвижную статую, а во-вторых, в фильме Джана Имоу «Герой» Джет играет убийцу того самого императора-основателя династии Цинн, которого здесь он играет сам.

В итоге мы имеем вышеупомянутую корзину попкорна: в начале неплохо, но когда уже не лезет, ты не можешь остановится, пока все не съешь. Только пить все больше хочется. Под жаждой в данном случае я подразумеваю ожидание действительно серьезного кино, дарующего не только развлечение, но и пищу для ума. И оно уже не за горами… Нашими-то молитвами ;)

Источник статьи: http://weburg.net/news/8105

Анна Снегина

«Село, значит, наше — Радово,
Дворов, почитай, два ста.
Тому, кто его оглядывал,
Приятственны наши места.
Богаты мы лесом и водью,
Есть пастбища, есть поля.
И по всему угодью
Рассажены тополя.

Мы в важные очень не лезем,
Но все же нам счастье дано.
Дворы у нас крыты железом,
У каждого сад и гумно.
У каждого крашены ставни,
По праздникам мясо и квас.
Недаром когда-то исправник
Любил погостить у нас.

Оброки платили мы к сроку,
Но — грозный судья — старшина
Всегда прибавлял к оброку
По мере муки и пшена.
И чтоб избежать напасти,
Излишек нам был без тяго́т.
Раз — власти, на то они власти,
А мы лишь простой народ.

Но люди — все грешные души.
У многих глаза — что клыки.
С соседней деревни Криуши
Косились на нас мужики.
Житье у них было плохое,
Почти вся деревня вскачь
Пахала одной сохою
На паре заезженных кляч.

Каких уж тут ждать обилий, —
Была бы душа жива.
Украдкой они рубили
Из нашего леса дрова.
Однажды мы их застали.
Они в топоры, мы тож.
От звона и скрежета стали
По телу катилась дрожь.

В скандале убийством пахнет.
И в нашу и в их вину
Вдруг кто-то из них как ахнет! —
И сразу убил старшину.

На нашей быдластой сходке
Мы делу условили ширь.
Судили. Забили в колодки
И десять услали в Сибирь.
С тех пор и у нас неуряды.
Скатилась со счастья вожжа.
Почти что три года кряду
У нас то падеж, то пожар».

Такие печальные вести
Возница мне пел весь путь.
Я в радовские предместья
Ехал тогда отдохнуть.

Война мне всю душу изъела.
За чей-то чужой интерес
Стрелял я в мне близкое тело
И грудью на брата лез.
Я понял, что я — игрушка,
В тылу же купцы да знать,
И, твердо простившись с пушками,
Решил лишь в стихах воевать.
Я бросил мою винтовку,
Купил себе «липу», и вот
С такою-то подготовкой
Я встретил 17-й год.

Свобода взметнулась неистово.
И в розово-смрадном огне
Тогда над страною калифствовал
Керенский на белом коне.
Война «до конца», «до победы»,
И ту же сермяжную рать
Прохвосты и дармоеды
Сгоняли на фронт умирать.
Но все же не взял я шпагу.
Под грохот и рев мортир
Другую явил я отвагу —
Был первый в стране дезертир.

Дорога довольно хорошая,
Приятная хладная звень.
Луна золотою порошею
Осыпала даль деревень.
«Ну, вот оно, наше Радово, —
Промолвил возница, —
Здесь!
Недаром я лошади вкладывал
За норов ее и спесь.
Позволь, гражданин, на чаишко.
Вам к мельнику надо?
Так вон.

Я требую с вас без излишка
За дальний такой прогон».

Даю сороковку.
«Мало!»
Даю еще двадцать.
«Нет!»
Такой отвратительный малый.
А малому тридцать лет.
«Да что ж ты?
Имеешь ли душу?
За что ты с меня гребешь?»
И мне отвечает туша:
«Сегодня плохая рожь.
Давайте еще незвонких
Десяток иль штучек шесть —
Я выпью в шинке самогонки
За ваше здоровье и честь. »

И вот я на мельнице.
Ельник
Осыпан свечьми светляков.
От радости старый мельник
Не может сказать двух слов:
«Голубчик! Да ты ли?
Сергуха!
Озяб, чай? Поди продрог?
Да ставь ты скорее, старуха,
На стол самовар и пирог!»

В апреле прозябнуть трудно,
Особенно так в конце.
Был вечер задумчиво чудный,
Как дружья улыбка в лице.
Объятья мельника круты,
От них заревет и медведь,
Но все же в плохие минуты
Приятно друзей иметь.

«Откуда? Надолго ли?»
«На год».
«Ну, значит, дружище, гуляй!
Сим летом грибов и ягод
У нас хоть в Москву отбавляй.
И дичи здесь, братец, до черта,
Сама так под порох и прет.
Подумай ведь только.
Четвертый
Тебя не видали мы год. »

Беседа окончена.
Чинно
Мы выпили весь самовар.
По-старому с шубой овчинной
Иду я на свой сеновал.

Иду я разросшимся садом,
Лицо задевает сирень.
Так мил моим вспыхнувшим взглядам
Состарившийся плетень.
Когда-то у той вон калитки
Мне было шестнадцать лет,
И девушка в белой накидке
Сказала мне ласково: «Нет!»
Далекие, милые были.
Тот образ во мне не угас.
Мы все в эти годы любили,
Но мало любили нас.

«Ну что же, вставай, Сергуша!
Еще и заря не текла,
Старуха за милую душу
Оладьев тебе напекла.
Я сам-то сейчас уеду
К помещице Снегиной.
Ей
Вчера настрелял я к обеду
Прекраснейших дупелей».

Привет тебе, жизни денница!
Встаю, одеваюсь, иду.
Дымком отдает росяница
На яблонях белых в саду.

Я думаю:
Как прекрасна
Земля
И на ней человек.
И сколько с войной несчастных
Уродов теперь и калек.
И сколько зарыто в ямах.
И сколько зароют еще.
И чувствую в скулах упрямых
Жестокую судоргу щек.

Нет, нет!
Не пойду навеки!
За то, что какая-то мразь
Бросает солдату-калеке
Пятак или гривенник в грязь.

«Ну, доброе утро, старуха!
Ты что-то немного сдала…»
И слышу сквозь кашель глухо:
«Дела одолели! Дела…
У нас здесь теперь неспокойно.
Испариной все зацвело.
Сплошные мужицкие войны.
Дерутся селом на село.
Сама я своими ушами
Слыхала от прихожан:
То радовцев бьют криушане,
То радовцы бьют криушан.

А все это, значит, безвластье.
Прогнали царя…
Так вот…
Посыпались все напасти
На наш неразумный народ.
Открыли зачем-то остроги,
Злодеев пустили лихих.
Теперь на большой дороге
Покою не знай от них.
Вот тоже, допустим… с Криуши…
Их нужно б в тюрьму за тюрьмой,
Они ж, воровские души,
Вернулись опять домой.
У них там есть Прон Оглоблин,
Булдыжник, драчун, грубиян.
Он вечно на всех озлоблен,
С утра по неделям пьян.
И нагло в третьёвом годе,
Когда объявили войну,
При всем при честно́м народе
Убил топором старшину.
Таких теперь тысячи стало
Творить на свободе гнусь.
Пропала Расея, пропала…
Погибла кормилица Русь!»

Я вспомнил рассказ возницы
И, взяв свою шляпу и трость,
Пошел мужикам поклониться,
Как старый знакомый и гость.
Иду голубою дорожкой
И вижу — навстречу мне
Несется мой мельник на дрожках
По рыхлой еще целине.
«Сергуха! За милую душу!
Постой, я тебе расскажу!
Сейчас! Дай поправить возжу,
Потом и тебя оглоушу.
Чего ж ты мне утром ни слова?
Я Снегиным так и бряк:
Приехал ко мне, мол, веселый
Один молодой чудак.
(Они ко мне очень желанны,
Я знаю их десять лет.)
А дочь их замужняя Анна
Спросила:
— Не тот ли, поэт?
— Ну да, — говорю, — он самый.
— Блондин?
— Ну, конечно, блондин.
— С кудрявыми волосами?
— Забавный такой господин.
— Когда он приехал?
— Недавно.
— Ах, мамочка, это он!
Ты знаешь,
Он был забавно
Когда-то в меня влюблен.

Был скромный такой мальчишка,
А нынче…
Поди ж ты…
Вот…
Писатель…
Известная шишка…
Без просьбы уж к нам не придет».

И мельник, как будто с победы,
Лукаво прищурил глаз:
«Ну, ладно! Прощай до обеда!
Другое сдержу про запас».

Я шел по дороге в Криушу
И тростью сшибал зеленя.
Ничто не пробилось мне в душу,
Ничто не смутило меня.
Струилися запахи сладко,
И в мыслях был пьяный туман…
Теперь бы с красивой солдаткой
Завесть хорошо роман.

Но вот и Криуша!
Три года
Не зрел я знакомых крыш.
Сиреневая погода
Сиренью обрызгала тишь.
Не слышно собачьего лая,
Здесь нечего, видно, стеречь —
У каждого хата гнилая,
А в хате ухваты да печь.
Гляжу, на крыльце у Прона
Горластый мужицкий галдеж.
Толкуют о новых законах,
О ценах на скот и рожь.
«Здорово, друзья!»
«Э, охотник!
Здорово, здорово!
Садись.
Послушай-ка ты, беззаботник,
Про нашу крестьянскую жись.
Что нового в Питере слышно?
С министрами, чай, ведь знаком?
Недаром, едрит твою в дышло,
Воспитан ты был кулаком.
Но все ж мы тебя не порочим.
Ты — свойский, мужицкий, наш,
Бахвалишься славой не очень
И сердце свое не продашь.
Бывал ты к нам зорким и рьяным,
Себя вынимал на испод…
Скажи:
Отойдут ли крестьянам
Без выкупа пашни господ?
Кричат нам,
Что землю не троньте,
Еще не настал, мол, миг.
За что же тогда на фронте
Мы губим себя и других?»

И каждый с улыбкой угрюмой
Смотрел мне в лицо и в глаза,
А я, отягченный думой,
Не мог ничего сказать.
Дрожали, качались ступени,
Но помню
Под звон головы:
«Скажи,
Кто такое Ленин?»
Я тихо ответил:
«Он — вы».

На корточках ползали слухи,
Судили, решали, шепча.
И я от моей старухи
Достаточно их получал.

Однажды, вернувшись с тяги,
Я лег подремать на диван.
Разносчик болотной влаги,
Меня прознобил туман.
Трясло меня, как в лихорадке,
Бросало то в холод, то в жар.
И в этом проклятом припадке
Четыре я дня пролежал.
Мой мельник с ума, знать, спятил.
Поехал,
Кого-то привез…

Я видел лишь белое платье
Да чей-то привздернутый нос.
Потом, когда стало легче,
Когда прекратилась трясь,
На пятые сутки под вечер
Простуда моя улеглась.
Я встал.
И лишь только пола
Коснулся дрожащей ногой,
Услышал я голос веселый:
«А!
Здравствуйте, мой дорогой!
Давненько я вас не видала…
Теперь из ребяческих лет
Я важная дама стала,
А вы — знаменитый поэт.

Ну, сядем.
Прошла лихорадка?
Какой вы теперь не такой!
Я даже вздохнула украдкой,
Коснувшись до вас рукой.
Да!
Не вернуть, что было.
Все годы бегут в водоем.
Когда-то я очень любила
Сидеть у калитки вдвоем.
Мы вместе мечтали о славе…
И вы угодили в прицел,
Меня же про это заставил
Забыть молодой офицер…»

Я слушал ее и невольно
Оглядывал стройный лик.
Хотелось сказать:
«Довольно!
Найдемте другой язык!»

Но почему-то, не знаю,
Смущенно сказал невпопад:
«Да… Да…
Я сейчас вспоминаю…
Садитесь…
Я очень рад…
Я вам прочитаю немного
Стихи
Про кабацкую Русь…
Отделано четко и строго.
По чувству — цыганская грусть».
«Сергей!
Вы такой нехороший.
Мне жалко,
Обидно мне,
Что пьяные ваши дебоши
Известны по всей стране.

Скажите:
Что с вами случилось?»
«Не знаю».
«Кому же знать?»
«Наверно, в осеннюю сырость
Меня родила моя мать».
«Шутник вы…»
«Вы тоже, Анна».
«Кого-нибудь любите?»
«Нет».
«Тогда еще более странно
Губить себя с этих лет:
Пред вами такая дорога…»

Сгущалась, туманилась даль.
Не знаю, зачем я трогал
Перчатки ее и шаль.

Луна хохотала, как клоун.
И в сердце хоть прежнего нет,
По-странному был я полон
Наплывом шестнадцати лет.
Расстались мы с ней на рассвете
С загадкой движений и глаз…

Есть что-то прекрасное в лете,
А с летом прекрасное в нас.

Мой мельник…
Ох, этот мельник!
С ума меня сводит он.
Устроил волынку, бездельник,
И бегает, как почтальон.
Сегодня опять с запиской,
Как будто бы кто-то влюблен:
«Придите.
Вы самый близкий.
С любовью
Оглоблин Прон».

Иду.
Прихожу в Криушу.
Оглоблин стоит у ворот
И спьяну в печенки и в душу
Костит обнищалый народ.
«Эй, вы!
Тараканье отродье!
Все к Снегиной…
Р-раз — и квас.
Даешь, мол, твои угодья
Без всякого выкупа с нас!»
И тут же, меня завидя,
Снижая сварливую прыть,
Сказал в неподдельной обиде:
«Крестьян еще нужно варить.»

«Зачем ты позвал меня, Проша?»
«Конечно, ни жать, ни косить.
Сейчас я достану лошадь
И к Снегиной… вместе…
Просить…»
И вот запрягли нам клячу.
В оглоблях мосластая шкеть —
Таких отдают с придачей,
Чтоб только самим не иметь.
Мы ехали мелким шагом,
И путь нас смешил и злил:
В подъемах по всем оврагам
Телегу мы сами везли.

Приехали.
Дом с мезонином
Немного присел на фасад.
Волнующе пахнет жасмином
Плетнёвый его палисад.
Слезаем.
Подходим к террасе
И, пыль отряхая с плеч,
О чьем-то последнем часе
Из горницы слышим речь:
«Рыдай не рыдай — не помога…
Теперь он холодный труп…
… Там кто-то стучит у порога.
Припудрись…
Пойду отопру…»

Дебелая грустная дама
Откинула добрый засов.
И Прон мой ей брякнул прямо
Про землю,
Без всяких слов.
«Отдай. —
Повторял он глухо. —
Не ноги ж тебе целовать!»

Как будто без мысли и слуха
Она принимала слова.
Потом в разговорную очередь
Спросила меня
Сквозь жуть:
«А вы, вероятно, к дочери?
Присядьте…
Сейчас доложу…»

Теперь я отчетливо помню
Тех дней роковое кольцо.
Но было совсем не легко мне
Увидеть ее лицо.
Я понял —
Случилось горе,
И молча хотел помочь.
«Убили… Убили Борю…
Оставьте.
Уйдите прочь.
Вы — жалкий и низкий трусишка!
Он умер…
А вы вот здесь…»

Нет, это уж было слишком.
Не всякий рожден перенесть.
Как язвы, стыдясь оплеухи,
Я Прону ответил так:
«Сегодня они не в духе…
Поедем-ка, Прон, в кабак…»

Все лето провел я в охоте.
Забыл ее имя и лик.
Обиду мою
На болоте
Оплакал рыдальщик-кулик.

Бедна наша родина кроткая
В древесную цветень и сочь,
И лето такое короткое,
Как майская теплая ночь.
Заря холодней и багровей.
Туман припадает ниц.
Уже в облетевшей дуброве
Разносится звон синиц.

Мой мельник вовсю улыбается,
Какая-то веселость в нем.
«Теперь мы, Сергуха, по зайцам
За милую душу пальнем!»

Я рад и охоте,
Коль нечем
Развеять тоску и сон.
Сегодня ко мне под вечер,
Как месяц, вкатился Прон.
«Дружище!
С великим счастьем,
Настал ожидаемый час!
Приветствую с новой властью,
Теперь мы всех р-раз — и квас!
Без всякого выкупа с лета
Мы пашни берем и леса.
В России теперь Советы
И Ленин — старшой комиссар.
Дружище!
Вот это номер!
Вот это почин так почин.
Я с радости чуть не помер,
А брат мой в штаны намочил.
Едри ж твою в бабушку плюнуть.
Гляди, голубарь, веселей.
Я первый сейчас же коммуну
Устрою в своем селе!»

У Прона был брат Лабутя,
Мужик — что твой пятый туз:
При всякой опасной минуте
Хвальбишка и дьявольский трус.
Таких вы, конечно, видали.
Их рок болтовней наградил.

Носил он две белых медали
С японской войны на груди.
И голосом хриплым и пьяным
Тянул, заходя в кабак:
«Прославленному под Ляояном
Ссудите на четвертак…»
Потом, насосавшись до дури,
Взволнованно и горячо
О сдавшемся Порт-Артуре
Соседу слезил на плечо.
«Голубчик! —
Кричал он. —
Петя!
Мне больно… Не думай, что пьян.
Отвагу мою на свете
Лишь знает один Ляоян».

Такие всегда на примете.
Живут, не мозоля рук.
И вот он, конечно, в Совете,
Медали запрятал в сундук.
Но с тою же важной осанкой,
Как некий седой ветеран,
Хрипел под сивушной банкой
Про Нерчинск и Турухан:
«Да, братец!
Мы горе видали,
Но нас не запугивал страх…»

Медали, медали, медали
Звенели в его словах.
Он Прону вытягивал нервы,
И Прон материл не судом.
Но все ж тот поехал первый
Описывать снегинский дом.

В захвате всегда есть скорость:
— Даешь! Разберем потом!
Весь хутор забрали в волость
С хозяйками и со скотом.

Мой старый мельник
Хозяек привез к себе,
Заставил меня, бездельник,
В чужой ковыряться судьбе.
И снова нахлынуло что-то,
Когда я всю ночь напролет
Смотрел на скривленный заботой
Красивый и чувственный рот.

Я помню —
Она говорила:
«Простите… Была не права…
Я мужа безумно любила.
Как вспомню… болит голова…
Но вас
Оскорбила случайно…
Жестокость была мой суд…

Была в том печальная тайна,
Что страстью преступной зовут.
Конечно,
До этой осени
Я знала б счастливую быль…
Потом бы меня вы бросили,
Как выпитую бутыль…
Поэтому было не надо…
Ни встреч… ни вобще продолжать…
Тем более с старыми взглядами
Могла я обидеть мать».

Но я перевел на другое,
Уставясь в ее глаза.
И тело ее тугое
Немного качнулось назад.
«Скажите,
Вам больно, Анна,
За ваш хуторской разор?»
Но как-то печально и странно
Она опустила свой взор.

«Смотрите…
Уже светает.
Заря как пожар на снегу…
Мне что-то напоминает…
Но что.
Я понять не могу…
Ах. Да…
Это было в детстве…

Другой… Не осенний рассвет…
Мы с вами сидели вместе…
Нам по шестнадцать лет…»

Потом, оглядев меня нежно
И лебедя выгнув рукой,
Сказала как будто небрежно:
«Ну, ладно…
Пора на покой…»

Под вечер они уехали.
Куда?
Я не знаю куда.
В равнине, проложенной вехами,
Дорогу найдешь без труда.

Не помню тогдашних событий,
Не знаю, что сделал Прон.
Я быстро умчался в Питер
Развеять тоску и сон.

Суровые, грозные годы!
Ну разве всего описать?
Слыхали дворцовые своды
Солдатскую крепкую «мать».

Эх, удаль!
Цветение в далях!
Недаром чумазый сброд

Играл по дворам на роялях
Коровам тамбовский фокстрот.
За хлеб, за овес, за картошку
Мужик залучил граммофон, —
Слюнявя козлиную ножку,
Танго себе слушает он.
Сжимая от прибыли руки,
Ругаясь на всякий налог,
Он мыслит до дури о штуке,
Катающейся между ног.

Шли годы
Размашисто, пылко.
Удел хлебороба гас.
Немало попрело в бутылках
«Керенок» и «ходей» у нас.
Фефела! Кормилец! Касатик!
Владелец землей и скотом,
За пару измызганных «катек»
Он даст себя выдрать кнутом.

Ну, ладно.
Довольно стонов,
Ненужных насмешек и слов.
Сегодня про участь Прона
Мне мельник прислал письмо:
«Сергуха! За милую душу!
Привет тебе, братец! Привет!
Ты что-то опять в Криушу
Не кажешься целых шесть лет.

Утешь!
Соберись на милость!
Прижваривай по весне!
У нас здесь такое случилось,
Чего не расскажешь в письме.
Теперь стал спокой в народе,
И буря пришла в угомон.
Узнай, что в двадцатом годе
Расстрелян Оглоблин Прон.

Расея.
Дуро́вая зыкь она.
Хошь верь, хошь не верь ушам —
Однажды отряд Деникина
Нагрянул на криушан.
Вот тут и пошла потеха…
С потехи такой — околеть!
Со скрежетом и со смехом
Гульнула казацкая плеть.
Тогда вот и чикнули Проню…
Лабутя ж в солому залез
И вылез,
Лишь только кони
Казацкие скрылись в лес.
Теперь он по пьяной морде
Еще не устал голосить:
«Мне нужно бы красный орден
За храбрость мою носить…»
Совсем прокатились тучи…
И хоть мы живем не в раю,

Ты все ж приезжай, голубчик,
Утешить судьбину мою…»

И вот я опять в дороге.
Ночная июньская хмарь.
Бегут говорливые дроги
Ни шатко ни валко, как встарь.
Дорога довольно хорошая,
Равнинная тихая звень.
Луна золотою порошею
Осыпала даль деревень.
Мелькают часовни, колодцы,
Околицы и плетни.
И сердце по-старому бьется,
Как билось в далекие дни.

Я снова на мельнице…
Ельник
Усыпан свечьми светляков.
По-старому старый мельник
Не может связать двух слов:
«Голубчик! Вот радость! Сергуха?!
Озяб, чай? Поди, продрог?
Да ставь ты скорее, старуха,
На стол самовар и пирог.
Сергунь! Золотой! Послушай!

И ты уж старик по годам…
Сейчас я за милую душу
Подарок тебе передам».
«Подарок?»
«Нет…
Просто письмишко…
Да ты не спеши, голубок!
Почти что два месяца с лишком
Я с почты его приволок».

Вскрываю… читаю… Конечно.
Откуда же больше и ждать?
И почерк такой беспечный,
И лондонская печать.

«Вы живы. Я очень рада…
Я тоже, как вы, жива.
Так часто мне снится ограда,
Калитка и ваши слова.
Теперь я от вас далеко…
В России теперь апрель.
И синею заволокой
Покрыта береза и ель.
Сейчас вот, когда бумаге
Вверяю я грусть моих слов,
Вы с мельником, может, на тяге
Подслушиваете тетеревов.
Я часто хожу на пристань
И, то ли на радость, то ль в страх,
Гляжу средь судов все пристальней
На красный советский флаг.

Теперь там достигли силы.
Дорога моя ясна…
Но вы мне по-прежнему милы,
Как родина и как весна»…

Письмо как письмо.
Беспричинно.
Я в жисть бы таких не писал…

По-прежнему с шубой овчинной
Иду я на свой сеновал.
Иду я разросшимся садом,
Лицо задевает сирень.
Так мил моим вспыхнувшим взглядам
Погорбившийся плетень.
Когда-то у той вон калитки
Мне было шестнадцать лет.
И девушка в белой накидке
Сказала мне ласково: «Нет!»

Далекие милые были.
Тот образ во мне не угас.

Мы все в эти годы любили,
Но, значит,
Любили и нас.

Источник статьи: http://www.culture.ru/poems/43909/anna-snegina

Сны войны. стихи к 70-летию Победы

Как много лет в начале мая
Я забываю о весне,
Ночами снова вспоминая
О том, что было на войне…

Я знаю – нелогично это –
Мы временем разделены.
Но я опять ищу ответы
И снова вижу сны войны.

Я думаю: «А если б папа
Погиб случайно на войне?
Какой была бы страшной плата –
Жизнь, неподаренная мне!»

И сколько этих жизней разных
Украла страшная война!
Ведь, если б все родились сразу —
Была бы целая страна.

Но чей-то дед, и чей-то прадед
Мальчишки юные тогда,
Погибли все, Победы ради…
Ушли, пропали навсегда.

И не родились их потомки,
Детей и внуков просто нет.
Как ненаписанные строки,
Галактики погасшей свет…

… Но это не случилось с нами —
Живем, не чувствуя вины.
И только в мае, временами,
Я снова вижу сны войны.

Петр Давыдов
Апрель 2012.

ПРИСНИЛОСЬ МНЕ, ПРИСНИЛОСЬ МНЕ,
Как будто я на той войне.
Вдруг вижу – папа молодой,
Тогда еще не папа мой,
Такой смешной, такой худой,
И совершенно не седой.
Среди разрывов и огня
Идет, не зная про меня.

Приснилось мне, приснилось мне,
Я папу видел на войне.
Идет куда-то в сапогах
Не на протезах.
На ногах.

В вечерней майской тишине,
В тяжелом жарком полусне
Внезапно стало ясно мне –
Я был когда-то на войне.

Я был живой, я был чудак.
Я упустил всего пустяк –
И что-то сделал я не так
В одной из тысячи атак.

И все.
Я рухнул прямо в грязь.
Смерть черным смерчем пронеслась.
Не знал я ни любовь, ни страсть,
Еще не надышался всласть.

Хотелось жить, хотя б чуть-чуть…
Но что-то прожигало грудь.
Холодный ветер начал дуть.
И стал коротким дальний путь…

И вот я здесь: дышу, живу,
Имею дом, люблю жену.
И я почти не вспоминаю
Про ту ужасную войну.

Всего пять дней я был на ней!
Я мог бы стать храбрей, сильней,
Но стал одним из миллионов,
Упавшим в грязь среди полей.

И майской ночью снится мне,
Как кровь стекает по спине,
Как неожиданно и просто
Я умираю на войне.

Так хорошо, что все прошло,
Что все мы победили зло,
И что я появился снова,
Что мне в итоге повезло.

Петр Давыдов
http://www.liveinternet.ru/users/995662/

ДАВАЙТЕ СКАЖЕМ ЧТО-ТО О ПОБЕДЕ

Начало мая.
Красные гвоздики,
Как слезы тех далеких страшных лет.
И ветеранов праведные лики,
Особенно, которых больше нет.

Когда опять подходят даты эти.
Я почему-то чувствую вину —
Все меньше вспоминают о Победе,
Все больше забывают про войну.

Никто из нас за это не в ответе.
И сам с собой веду я разговор:
Так много было войн на белом свете,
Так много лет уже прошло с тех пор.

И, как обычно, вспоминаю папу,
Вернувшегося без обеих ног.
Как поднимался он легко по трапу,
Как танцевать он на протезах мог.

Идут по телевизору парады,
Горят в архивных фильмах города.
Тем, кто остался, раздают награды.
И кажется, что было так всегда.

Война еще исчезнуть не готова.
Те годы — миллионы личных драм.
А потому, давайте вспомним снова
Всех тех, кто подарил Победу нам.

Когда гулять, на майские, поедем,
Веселые, довольные вполне,
Давайте скажем что-то о Победе
И вспомним, хоть немного, о войне.

Источник статьи: http://stihi.ru/2012/04/26/2216

Будённый конь на поле пасется и он отбивает резвый

Сонник Будённый конь на поле пасется и он отбивает резвый приснилось, к чему снится во сне Будённый конь на поле пасется и он отбивает резвый? Для выбора толкования сна введите ключевое слово из вашего сновидения в поисковую форму или нажмите на начальную букву характеризующего сон образа (если вы хотите получить онлайн толкование снов на букву бесплатно по алфавиту).

Сейчас вы можете узнать, что означает видеть во сне Будённый конь на поле пасется и он отбивает резвый, прочитав ниже бесплатно толкования снов из лучших онлайн сонников Дома Солнца!

Снились ли Вам когда-нибудь вещие сны?

Сонник — Кони

Кони — ветер. Говорят, как кони снятся, то это будет какое-то вранье.

Как мужчине приснится конь, то — доброе, а как женщине — это слабость.

Как снится, что конь укусит, то это будет какая-то слабость на этого человека.

Как снятся кони, то — болезнь, вы под конем — трагический удар.

Кони — обязательно вранье. Как красивые кони, то вранье быстро пройдет, а кони плохие — долго будете возиться с тем враньем.

На белом коне ехать верхом — счастье, а на буланом — слабость.

Белые кони — смерть, худые — болезнь, жирные — здоровье.

Конь гнедой, черный — это болезнь.

Если приснится белая кобыла — смерть или получите письмо.

Покупать коня — новости, ехать верхом — семейное счастье.

Вздыбленный конь — ссора.

Держишь коня за уздечку — опасность.

Жеребец приснится — ощутишь отвагу, силу.

Жеребенок приснится — радость, независимость.

Сонник — Конь

Конь символизирует мужество, благородство, быстроту и грацию. Так что вызванный Вашим подсознанием в сновидении образ коня говорит о том, что в реальной жизни Вы столкнулись с человеком, олицетворяющим все эти прекрасные качества.

Конь издавна для людей был помощником, воином, защитой, про него слагали песни, сочиняли стихи. До нас дошли народные выражения, в которых коротко и точно характеризуется это великолепное благородное животное: «Лошадь человеку крылья. Возит воду, возит и воеводу», «Ушми прядет, землю роет, пар из ноздрей пускает», «Конь не выдаст, и враг не съест».

Скакать во сне на коне – знак того, что Вас ожидает встреча с очень интересным, влиятельным и благородным человеком, который не только изменит Ваши взгляды на мир и заставит поверить в себя, но и поможет Вам добиться в жизни больших высот.

Кормить во сне коня – означает, что в Вашей помощи нуждается один из Ваших друзей. Возможно, он стесняется сказать Вам об этом.

Если Вам приснилось, что Вы расчесываете гриву коня, то такой сон предвещает знакомство с благородным, мужественным мужчиной, который впоследствии станет Вашим лучшим другом.

Сражаться во сне на коне – свидетельство того, что в реальной жизни Вам нужно проявить всю свою осмотрительность и смелость для того, чтобы выбраться из опасной ситуации.

Если коня под Вами ранили, то такой сон говорит о том, что наяву Вы можете из-за своей легкомысленности и тяге к азартным поступкам потерять лучшего друга.

Если же конь спас Вас, унеся раненого с поля боя, то в реальной жизни Вы очень счастливый человек, потому что у Вас есть верный и преданный друг, который всегда поможет Вам в трудный момент.

Седлать во сне коня – знак того, что Вы будете очень сильно надеяться на помощь близкого Вам человека в трудном деле.

Если во сне конь споткнулся под Вами, то наяву Вам предстоит рискованное мероприятие, которое может плохо для Вас закончиться.

Увидеть во сне мертвого коня – сон предвещает неприятное событие, которое произойдет из-за Вашей неосмотрительности.

Если Вы хороните коня, то такой сон является плохим предзнаменованием. Вы получите неприятное известие от одного из своих друзей. Возможно, такой сон говорит о тяжелой болезни или кончине Вашего близкого друга.

Если Вам приснился табун коней, то в реальной жизни Вам предстоит выгодное знакомство с очень влиятельными людьми. Они сделают Вам выгодное предложение, с помощью которого Вы не только сумеете поправить свои материальные дела, но и заслужить уважение окружающих Вас людей.

Сонник — Конь

Сын родится (беременной), независимость, к добру (мужу), отвага, победа, успех, сила; болезнь тяжелая, смерть, неприятель, нежданный гость, ветер будет, пожар, обман (свой конь – от своих, в семье), большой труд, оболгут, болезнь (жене); худой – болезнь; толстый – здоровье;

черный – нехорошо, смерть, к покойнику, дождь, болезнь, обман;

белый – свадьба, хорошо, вести (письмо); снег, болезнь, смерть;

сивый – хорошо, вести; смерть;

желтый – болезнь, слабость;

красный – приятель, вести, хорошо, хорошая погода, веселье, приход гостей; болезнь, горячка, к худу, к пожару, мороз (зимою);

конь брыкнет – гости с плохими помыслами;

ехать на коне – хорошо, слава, корысть от дурака, семейное счастье;

ехать на черном – к смерти, болезнь;

на буланом – болезнь;

на белом – счастье; болезнь;

на красном – горячка;

на сивом – счастье будет, хорошо;

искать потерянного коня – горе после смерти мужа;

ржет сильно – парень до девки добивается;

кусает тебя – болезнь;

бить коня – к скорой дороге;

держать за узду – опасность.

Сонник — Конь

Если Вам приснится табун лошадей, которые не проявляют агрессии и мирно пасутся, Вы проведете время в окружении близких друзей.

Если кони пытаются забить Вас копытами, опасайтесь аварии. Не стоит путешествовать в ближайшие дни. Но если такой сон приснится в ночь с понедельника на вторник, Вас ждет повышение по службе или длительная выгодная командировка.

Сон, в котором Вы наблюдаете за скачками или принимаете в них участие, – к победе над конкурентами.

Каменный конь, который оживает на Ваших глазах, — возможно, Вы сможете претворить в жизнь полузабытые уже планы.

Если оживший конь нападает на Вас, – остерегайтесь, в Вашей жизни может появиться вновь неприятель, о котором Вы давно забыли.

Оживший каменный конь тянется к Вам – опасайтесь, Вас может предать близкий друг.

Скачка на каменном коне – Вы питаете иллюзии относительно Вашего окружения, что приведет к проблемам.

Сонник — Конь, жеребец

Во сне конь или жеребец — символ славы и успеха в делах. Оседлать во сне жеребца с белой звездочкой на лбу, значит, прожить всю оставшуюся жизнь в радости, счастье и согласии с окружающими.

Видеть коня издали — к скорому получению радостной новости. Человек, который во сне увидел, что конь умер в его доме, скоро умрет сам.

Человек, который сидит на коне и не в состоянии им управлять, совершает грехи. И чем хуже он управляет им, тем больше совершает их.

Белый жеребец — знак победы над всеми врагами и избавление от невзгод, так как кони ангелов белоснежного цвета.

Оседлать необъезженного коня, значит, попасть в неприятную ситуацию.

Летать во сне на крылатом коне — символизирует для Вас почет на этом и том свете.

Сонник — Конь

Вороной конь: предвестник рискованных авантюр.

Если он ломает ногу или спотыкается: такой сон предостерегает от ненужного риска, который грозит обернуться крупными неприятностями.

Белый конь: символ благородства, а также почестей или богатства.

Конь в яблоках: может означать разнообразную, насыщенную событиями жизнь.

Красный или рыжий конь: знак неудержимых, экспансивных эмоций. Скорее всего, вы живете по наитию, повинуясь больше чувствам, чем разуму.

Серебристый конь: говорит о вашей мечтательности и богатой фантазии.

Ехать на нем: очень хороший знак: вы имеете все шансы достигнуть своей цели, какой бы фантастической она не казалась.

Если вам приснился конь-тяжеловоз или уставший, загнанный конь: такой сон подсказывает, что вашим благородством кто-то беззастенчиво пользуется либо же вы сами чрезмерно отяготили кого-то своими просьбами или понуканиями.

Сонник — Конь

— черный конь — предупреждение о смертельной опасности;

Источник статьи: http://www.sunhome.ru/dreams/3%D0%91%D1%83%D0%B4%D1%91%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9+%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%8C+%D0%BD%D0%B0+%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B5+%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%8F+%D0%B8+%D0%BE%D0%BD+%D0%BE%D1%82%D0%B1%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%B5%D1%82+%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B2%D1%8B%D0%B9

Стихи про сон

Стихи на тему «Сон»

Сегодня мне приснился папа
Такой веселый и живой.
И я во сне едва не плакала,
Когда он говорил со мной.

Мы с ним сидели где-то в парке.
Недалеко текла толпа.
Светило солнце, было жарко,
И он спросил вдруг про дела.

Лилась неспешная беседа,
Я думала: «Мне повезло»,
И все старалась у соседа
В газете посмотреть число.

А папа мне сказал о важном,
Я не услышала сквозь шум.
Ведь было так уже однажды —
Я думала, потом спрошу.

Он был такой … такой реальный,
Так весело смеялся он …
Делая вид, что все нормально,
Я понимала, это — сон.

И просыпаться не хотелось —
Лежала, не открывая глаз.
Все думала — это память тела?
Или тревожат души нас?

С утра не знаю чем заняться,
Как будто чувствую вину.
Зачем такие сны нам снятся?
Пойду и маму обниму…

Что в Жизни явь, что — сон-причуда.

Стихают звуки. Спящий город
Вдыхает осень и туман,
Тайком пробравшийся за ворот,
Осядет инеем в карман.

Листва хрустит в морозной корке,
Мерцая в свете фонарей,
Гряда рябин, что на пригорке,
Бросает крУжева теней.

Луна, укутав плечи в шали
Расшитых ветром облаков,
Ленивым взглядом цвета стали
Скользит по контурам домов.

Ночь грациозной, чёрной кошкой,
Шагнув навстречу из «засад»,
Пойдёт со мной одной дорожкой
По лентам звёздных эстакад.

В очей прищуре — глубь Вселенной
И тайны канувших Миров,
Потоком Истины нетленной
Души коснутся из Основ.

И как теперь не верить в Чудо,
Когда бок о бок с ним живёшь.
Что в Жизни явь, что — сон-причуда,
В упор столкнувшись лишь поймёшь.

Мне приснился сон, что ты со мною
Я держу в руке твою ладонь,
Нежно поцелуями покрою
И по телу будто бы огонь.

Я шепчу тебе, что ты прекрасна,
Ты в ответ улыбку даришь мне
Думаю, всё это не напрасно,
Вновь сегодня жду тебя во сне.

Газиев Руслан, февраль 2016 года.

Во сне, я увидел Пророка,
Каабу увидел во сне,
Пророк, явился от Бога,
Кланяйся, сказал он мне.

У Пророка, не было лика,
Свет исходил от него,
Он сказал, оставлена книга,
Так придерживайся ты её.

В ней, ты истину найдёшь,
Не заблудишься.
По Божьему пути пойдёшь,
За верных вступишься.

Что снится женщинам во сне.

Что снится женщинам во сне,
Когда смыкаются ресницы?
Наверно, то же, что и мне,-
Что в сердце бережно хранится.

Им снится детство до сих пор,
Мальчишка за соседней партой
И милый сердцу школьный двор,
Тетрадки с контурною картой;

Им снятся мамины глаза,-
Мир, полный доброты и света;
А может, майская гроза
И вешний сад в лучах рассвета;

А может, снежная зима
С её нездешним снегопадом,
Когда любовь свела с ума
Одной лишь ей понятным взглядом.

Что снится женщинам во сне?
Цветы, что им давно не дарят;
Сапожки новые к весне
И зеркала,что их не старят.

Прошлой ночью приснился кошмар,
Меня бросили вниз со скалы,
Я успела почувствовать влагу,
От бурлящей и пенной воды.

От испуга проснулась,
Руки дрожали во тьме,
Я наяву ужаснулась,
Как же хочется жить мне.

Я лежала в постели,
Уснуть не могла,
Сон как лезвие бритвы,
Ранил в сердце меня.

Сердце бешено билось,
Но подумала я,
Это сон и не больше,
Как вновь провалилась во тьму.

Сегодня вспоминаю я,
Как мне, вчера, приснился сон.
А был то собственно о том,
Хотя. Щас расскажу о чём.

Она присела рядом со мной,
Небрежно так, убрала волосы рукой.
При этом, про себя, что-то прошептала,
А я не услышал, наверное мне, что-то сказала.

В этот момент, я сидел рядом,
Сопровождая её, тёплым взглядом.
Но необычным в нём было не это,
А то что на утру мне было тепло.

А потом я резко проснулся,
И глупо наверно, но улыбнулся.
И стал вспоминать вновь и вновь,
Я был уверен, что видел любовь.

Поверить спешу
Мимолетному сну, ведь недаром
Ночь за ночью ко мне
Наяву ни разу не встреченный
Ты приходишь, лишь веки сомкну

Твоих ресниц коснулся сон,
И на лице, истомой нега.
Румянец, нежного лица,
Горит огнем, как сполох неба.
Сложились руки в два крыла,
Их повторив, изгибом тела.
Так, в сновидениях поря,
Соединяешься ты с небом.

Мой сонный взор целуется с рассветом
И солна луч ,позолотивши фон,
Мне щедро дарит солнышка приветы,
Стряхнув с моих ресниц дурмана сон.
И, в сладкой неге, тихо пробуждаясь,
С улыбкой нежной, возрождая день,
Обласканная солнцем , я пытаюсь,
С лица стряхнуть ночную маску- тень.

Она его любила
и он жил по ночам
Любовь ему дарила
И он всю ночь не спал

В окне огонь светился,
Их страсть прожгла сердца
Вдвоём в одной постели
Горели до утра

Лучи коснулись окон
Он снова за рулем
Как жаль от этой ночи
Остался только сон

Ушки подушки погладь потихоньку,
В ней сохраняется мир сновидений.
Если погладил, то сразу легонько
Глазки закрой и входи в дверь видений.

Верхнее левое ушко погладишь,
Ждут приключения в южные страны.
Верхнее правое ушко погладишь,
Северный полюс приснится туманный.

Нижнее левое ушко подушки —
Сказки Европы, на мифы богатой.
Нижнее правое ушко подушки —
Сказки востока, там где азиаты.

Ну, а животик подушки — Россия,
Сказки от мамы и бабушки тоже.
Спи и копи до утра свои силы,
Утром расскажешь о сне, мой хороший.

Сергей Прилуцкий, Алатырь, 2013-2018

А мне приснился снова летний дождь

А мне приснился снова летний дождь,
И я бегу по лужам босиком,
Он чем-то даже на меня похож —
Также вкусно пахнет молоком.

А годы пролетают, словно миг,
И быль, и сказки — все перемешалось,
Я вспоминаю возле речки тот родник —
С которого все и начиналось.

Как хорошо. Весна пришла опять,
Не спится мне до самого рассвета.
Одно лишь, только, не могу принять —
Распятие Христа из Назарета.
2012

Сон — это сон
Ну а явь? Увы, и ее невозможно
От сна отличить
В каком из миров теперь
Мне суждено проснуться

Воспоминанья об одной летней ночи

Всю ночь тревогу в барабан бил
Разгневанный небесный ангел-
Тревогу бил земле печальной.
По крайней мере, сто звезд упало,
И сто юнцов в безумье впало,
И сто девичьих венцов опало
Под этот грохот барабанный.
Странной
Была эта летняя ночь, странной.
Загорелись наши старые ульи.
И конь наш лучший обезножил.
Во сне моем покойник ожил.
Пропал наш добрый пес Буркуш.
Служанка Марика немая
Вдруг песней залилась нежданной.
Странной
Была эта летняя ночь, странной.
Ничтожества смело скакали,
А люди добрые таились
И даже воры воровали
С застенчивостью несказанной.
Странной
Была эта летняя ночь, странной.
Слаб человек — мы знали это,
И он должник любви. Но все же
Так странно наш и первозданный
Сплелись миры, такой дразнящей
Луна вовеки не бывала.
И не был человек вовеки
Так мал, как этой ночью.
Странной
Была эта летняя ночь, странной.
И к душам склонился Ужас,
Злорадной радостью обуянный,
И в души всех людей вселилась
Вся тайная судьба всех предков.
И на кровавое венчанье
Разум-гордое чадо людское,-
Как параличный, притащился —
И обессиленный и пьяный.
Странной
Была эта летняя ночь, странной.
И думал я тогда и думал,
Что некий ветхий бог воскреснет
И в смерть возьмет меня с собою,
Но вот и до сих пор еще я
Таков, как сделан этой ночью,
Не улетаю, здесь обитаю,
И бога жду, и вспоминаю
О затопившем все на свете
Потопе ночи окаянной.
Странной
Была эта летняя ночь, странной.

Я спал на свежем клевере

Я спал на свежем клевере, в телеге,
И ночью вдруг почувствовал во сне,
Как будто я стремлюсь куда-то в беге,
Но тяжесть наполняет ноги мне.

Я, пробудившись резко и тревожно,
Увидел рядом крупного коня,
Который подошёл и осторожно
Выдергивал траву из-под меня.

Над ним стояло звёздное пыланье,
Цветущие небесные сады —
Так близко, что, наверно, при желанье
Я мог бы дотянуться до звезды.

Там шевелились яркие спирали,
Там совершали спутники витки.
А с добрых мягких губ его свисали
Растрёпанные мелкие цветки.

Источник статьи: http://millionstatusov.ru/stihi/sleep.html


Adblock
detector